Осталось буквально несколько дней людского помешательства, адских пробок, шопинг-марафонов и невыносимого ощущения ничегонеуспевания. А после резко наступит новый день нового года, и можно будет расслабиться и выдохнуть. Отпустить свой мозг на каникулы. Сдаться в плен оливье и селедке под шубой. Найти время для душевного и духовного отдыха. Для вас подборка выставок, на которых можно спокойно размеренно дышать, созерцая и вдохновляясь.

Читать

Когда мы говорим об искусстве, часто представляются галереи музеев с большими величественными полотнами или скульптурами мускулистых мужчин. Почему-то не приходят на ум, во всяком случае сразу, предметы декоративного творчества — канделябры, вазочки, подносы. И переходя из зала в зал, можно взглянуть на предметы за стеклом одним глазком, ничего даже не почувствовав. Знакомо?

Так было и у куратора искусства Возрождения Британского музея Люка Сайсона, который много лет посвятил творчеству величайшего художника Леонардо да Винчи. Он был убежден, что серьезные полотна способны на многое. Буквально их цель — вытащить человека из бренного мира в мир духовности, позволить ему видеть картину Вселенной, какой ее задумал сам Бог, помочь вознестись над обыденностью и лицезреть что-то более совершенное, чем все что нас окружает. Это было эталоном в его понимании.

Когда Люка Сайсона пригласили работать в Нью-Йорк в Метрополитен-музей куратором декоративно-прикладного искусства, он еще не знал, какие открытия его ждут. Эта должность должна была вернуть его к истокам, к тому с чего он начинал. Переговоры проходили сумбурно, и он дал свое согласие, толком не понимая, что его ждет. Досталась ему коллекция керамики.

Читать

 «Аня, привет! А что за позор Эрмитажу, ты не знаешь?» — спросила по телефону подруга Женя.Я не знала. И до сегодняшнего дня не раз посещала мысль, что лучше бы я так и не узнала об этом. Стыдно.

В Эрмитаже открылась выставка, которая выстрелила. И попала видимо в самое сердце. Только с этой раной вскрылось столько, что хочется взяться за голову, бегать по кругу и кричать. Это не очереди на Серова и Кало. Попасть на экспозицию оказалось просто, но остаться спокойными удалось далеко не всем. Волна негодования обрушилась на собственно сам Эрмитаж, директора Пиотровского, куратора выставки Озеркова. А в чем собственно дело?

Читать

11

Несмотря на то что я могу (и невольно практикую) сделать умное лицо в разговоре об искусстве и не только, я дилетант каких еще свет не видывал. К тому же ленивый. Потому что книги по истории искусства кажутся мне невозможно скучными. Это, конечно, меня не красит ни капельки. Стыдно даже, если честно. Например, однажды при слове «прерафаэлиты» у меня начался тремор рук и тик глаз. Вы же тоже не все в курсе кто это, да? (с надеждой).

Читать

У меня есть одно интересное наблюдение. Оно пришло ко мне после рождения ребенка, 2,5 года назад, когда мне было 28 лет.

Когда ты попадаешь в мир декрета, с тобой начинают происходить необратимые вещи. И я не говорю сейчас обо всем океане гормональных историй, материнских инстинктов и прочей памперсно-присыпочной мишуры. Я говорю об абсолютном изменений системы координат. О перемещении фокуса что ли.

Раньше, будучи в школе, институте, на работе я жила в постоянном ожидании — вечера, каникул, выходных, отпуска. И это абсолютно не было связано с ритмом жизни, с наличием или отсутствием увлечений, интересов, количеством друзей. Это был просто такой формат существования. Возможно во многом лично в моей истории это было связано с тем, что у меня не было гнезда. Уехав со своей родины в прекрасный город Петербург, я долгое время не могла найти свое пристанище. Место, которое я смогла бы назвать домом. Там где тепло и любят.

 

photo-1452827073306-6e6e661baf57

Читать