Город, которого не было — дискуссия на Реюнионе

В Санкт-Петербургском государственном университете вот уже три года существует Ассоциация выпускников. И каждый год она проводит большое мероприятие, которое называется Реюнион, посвященное подведению итогов работы за прошлый год и планам на будущее. Пару месяцев назад я решила стать членом этого сообщества по нескольким причинам. Во-первых, я все-таки выпускник СПбГУ, хоть и второго высшего, хоть и заочного, но именно эта специализация в конечном счете и определила сферу моих интересов и всей моей карьерной деятельности. Поэтому ощущение причастности к чему-то большому как-то греет душу что ли. Во-вторых, у Ассоциации выпускников очень много интересных проектов, в которых можно принимать участие. Ну и в-третьих, по роду своей деятельности мне интересно узнать изнутри, как устроена и функционирует организация, представляющая собой некоммерческое партнерство лиц.

Наверняка, среди вас есть выпускники СПбГУ. Вы слышали что-нибудь об Ассоциации? Или может быть тоже были на встрече?

Реюнион-2018 проходил в прекрасном месте — на новой сцене Мариинского театра. В рамках этого события прошло заседание Общего собрания, несколько интересных сессий, посвященных искусственному интеллекту, цифровой экономике, азиатскому бизнесу, культуре и моде, освоению севера и персонализированной медицине, а также балет Кармен-сюита.

Я остановила свой выбор на дискуссии «Город, которого не было: новые пространства и практики», посвященной городской среде, в которой приняли участие писатель Евгений Водолазкин, режиссер Семен Александровский и художник Андрей Бартенев.

Беседа получилась такой живой, трогательной и настоящей, я думаю, благодаря тому, что ключевой темой стал Петербург, его городская среда, дух, история и его место в сердце каждого из спикеров.

Евгений Водолазкин, современный русский писатель, автор романов Лавр и Авиатор, невероятно красиво говорил о городе. Я понимаю, что русский язык — это его главный инструмент, и он виртуозно владеет им, но еще и Петербург — мой любимый город, поэтому здесь все сложилось. Он рассказал о том, что когда-то появился такой термин «петербургский текст», и это относится не только к литературе, но и к архитектуре, градостроительству. Текст с латыни переводится как ткань, сплетение, связь, сочетание. Это особенно относится к центру Петербурга, который целостен и не терпит каких-либо вмешательств. В отличие от, например, Лондона или Парижа, где новодел гармонично вписывают в историческую застройку. Но даже если новое выполнено со вкусом, оно все равно работает на разрушение старины.

Он говорил об удивительном притяжении, которым обладает Петербург. И высказал очень близкую мне и одновременно смелую мысль о том, что петербуржцами не рождаются, а становятся. И я согласна с этим. Каждый раз оказываясь на Дворцовой площади, меня как и в первый раз охватывает невероятный восторг. Даже несмотря на то что я живу здесь уже 15 лет, почти полжизни. И Евгений Германович говорит: «Если человек гуляет мимо Эрмитажа, даже если не заходит туда, он уже облагораживается». А мне хочется добавить: «А уж если заходит!…»

Хранить ценности, а не изменять — вот в чем судьба Петербурга, считает писатель.

Режиссер Семен Александровский, основатель проекта Pop-up театр, говорил о том, что мы взаимодействуем с городской средой гораздо больше, чем привыкли осмыслять. Это рутина, но задача искусства – настроить фокус на то, что стало привычно и подвести к границе нашего восприятия, на которой находятся все открытия.

Он убежден, что театральные здания — это устаревшая модель коммуникации в городской среде. А в России этот формат еще прочнее укрепился, потому что первую половину прошлого века сцена играла роль удобной площадки для трансляции идеологии. Очень нарративной, потому что зрители сидели в темном пространстве, а выступающий был ярко освещен. По мнению режиссера этот формат очень устарел, потому что сегодня всем хочется коммуницировать на одном уровне.

Именно это желание выйти за рамки, подтолкнуло Семена Александровского на создание Pop-up театра. «Это эксперимент по аккумуляции горизонтальных связей, что важно для нашего общества», — так об этом проекте говорит автор. На сайте театра написано следующее: «Задача этого проекта, не просто создавать новые спектакли, но расширять само понятия слова «театр», выходить за рамки, разрушать границы, исследовать реальность и самому становиться объектом и субъектом изучения. Pop-up театр не привязан к конкретному пространству и, как следует из его названия, может возникать в разных местах и исчезать». В его репертуаре, например, бар-хоппинг по улице Рубинштейна и следственный эксперимент по творчеству и биографии писателя Сергея Довлатова.

Пять баров, семь эпизодов из жизни подследственного, один старший сержант Кузнецов, двадцать зрителей и четыре литра водки. Откроется ли нам истина, и доберемся ли мы в полном составе до конца маршрута станет понятно только у дома Довлатова.

Хотели бы пройтись по барам в такой роли? Водку, как пишут организаторы, пить не обязательно, но для чистоты эксперимента это очень приветствуется. Я не пью водку вовсе, но не думаю, что это может испортить впечатление.

Также Семен упомянул еще об одном своем проекте, который я не смогла найти позже в сети. Это аудио-экскурсия по Петербургу, смысл которой в том, что ты идешь по определенному маршруту, а в наушниках — нет, не голос гида, а записанные звуки другого города. Помню точно, что там была Венеция и еще два каких-то города. Представьте себе, вы идете по знакомым улочкам, набережным вашего знакомого Петербурга, видите глазами Петербург, чувствуете запах Петербурга, можете потрогать рукой Петербург, а ваши уши слышат Венецию. Мне кажется, это очень интересный опыт, такой самообман, игра с органами чувств.

Самым ярким спикером был, конечно, художник Андрей Бартенев. Он был одет в ярко-зеленый костюм, меховую шапку и красные ботинки. В отличие от других участников о нем у меня было какое-то представление, но как же я заблуждалась. Он произвел на меня очень сильное впечатление своей глубиной и наполненностью. Он говорил о том, что жизнь в большом городе — это баланс между вдруг исчезающей радостью и надвигающейся тяжестью. И после долгих лет проживания в Москве так охарактеризовал свое состояние:

Столица для меня – это, с одной стороны, большой котлован, а с другой, качели. На одном конце находится максимальная заполненность, а на другом – максимальная пустота. Мы восхищаемся, ужасаемся и в то же время создаем себе мечту. Вот что для меня город сегодня.

Мы живем в своих квартирах и неосознанно транслируем эту среду в общественное пространство. Например, жил человек, который отвечал за строительство в доме с амурами и венерами, и теперь вся улица такая.  Потом появились конструктивисты, они пили из квадратного чайника, ели борщ треугольной ложкой и сказали: «Давайте сделаем улицу в конструктивистском стиле». Захламили люди коммуналку: все в мешках каких-то, пакетах. Потом смотришь, люди уже и улицу заваливают хламом, стеклом, бетоном, везде нависают над подъездами какие-то пластмассовые изгибы страшнющего оргстекла.

Очень странным может показаться рецепт спасения городской среды Петербурга от такого эпатажного персонажа, как Андрей Бартенев, но он, по-моему, довольно прост в исполнении. Художник призывает начать это движение с растений. «Когда я выхожу на канал Грибоедова, вижу деревья, которые склоняются к воде. Боже мой, какая фантастическая красота, какой мистицизм! Это прекрасная иллюстрация вашего культурного багажа. Не случайно все умные люди вокруг дворцов строили парки. Поверьте, деревья – наши величайшие соратники. Они вместе с нами страдают. Посмотрите на любое растение, и вы увидите скульптуру, которая покажет вашу муку. Поэтому давайте их вносить в среду, и город изменится, он вдохнет совершенно по-новому».

Вот почему он был в зеленом костюме! Андрей Бартенев настолько покорил меня, что я впервые в жизни взяла автограф.

Я бываю на многих конференциях, и интересных, и не очень, но эта короткая сессия была настолько глубокой и многогранной, полной любви к Петербургу и верой в прекрасное, что это было очень точное попадание. И ведь действительно городская среда оказывает на нас очень большое влияние, и в Петербурге это чувствуешь особенно остро.

Поделиться

4 Комментариев

    • Anna
      02.03.2018 / 07:24

      Спасибо, что вдохновила в очередной раз)))))

  1. 05.03.2018 / 19:06

    Сколько же событий разных происходит в России – столько всего интересного! А я училась на вечернем в Эстонии и у нас никогда не будет реюнита, так как все заканчивали в разное время и многие до сих пор еще учатся)

    • Anna
      09.03.2018 / 13:57

      Александра, это огромный и очень старый универ. И среди участников Реюнинона были выпускники очень разных лет. Буквально десятки лет разделяли многих. Я за весь вечер встретила только одного знакомого человека, Варю, и то не по универу. И когда я узнала о существовании Ассоциации выпускников, была удивлена что она существует всего три года. Я так понимаю, что это мировая практика крупных университетов. Это было действительно интересно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *